Центральный печатный орган
Русского Императорского Дома
журнал "Русская Мысль"

новости

11.02.2016

http://www.rusphysics.ru/magazine/1016/

13.02.2015

Вышел в свет журнал "Русская Мысль", 2015, № 1-12

05.09.2014

Вышел в свет 23 том Энциклопедии Русской Мысли: Доклады Русскому Физическому Общетсву, 2014, Часть 2

17.04.2014

Вышел в свет журнал "Журнал Русской Физической Мысли", 2014, № 1-12

25.01.2014

Вышел в свет журнал "Русская мысль", 2014, № 1-12

26.10.2013

Вышел в свет 20 том Энциклопедии Русской Мысли: ЖРФХО, Т. 85, вып. № 4: Доклады Русскому Физическому Обществу, 2013, Часть 2.

10.08.2013

Вышел в свет 19 том Энциклопедии Русской Мысли: ЖРФХО, Т. 85, вып. № 3: Доклады Русскому Физическому Обществу, 2013

все новости

события

09.04.2009

19 апреля 1998 года, на Светлый праздник Христова Воскресения, Эдуард Борисович подписал Священный Акт, в котором высочайше утвердил свои права на Корону, Скипетр и Державу Российской Империи....

07.04.2009

7 апреля 1998 г, на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы,  был передан пакет с  Обращением Эдуарда Борисовича к Ельцину и Алексию II, через фельдъегерскую службу Кремля. Копия...

все события

Размышления Светлейшего Князя Российской Империи Владимира Родионова

22.10.2017

Добрый день Леночка! Я, как и Вы, - "не от мира сего". Тоже была йога, тоже улетал в астрал, тоже был очарован брачным аферистом (аферисткой), от которой имел тоже сына...

20.10.2017

Дорогая Леночка! Вы и сами понимаете, какое имя НИЙЯ Вам досталось! Имя НИЙЯ на старославянском языке означает следующее:

25.09.2017

Родионов, Ручкин. Электрич. машины безтопливной электроэнергетики. ЖРФХО-89-2

читать все

статьи

О. Н. Куликовская-Романова. Светлой памяти благочестивейшего Императора Павла I

Статья О.Н. Куликовской-Романовой, вдовы последнего племянника царя-мученика Николая II, открывает совершенно новую тему не...


Всемирный Русский Собор. Два открытия - одна судьба.

Отечественной школе популяционной генетики принадлежит экспериментальное открытие двух фундаментальных явлений...


В. П. Грибковский. Открытие Г. С. Гриневичем праславянской письменности.

Ежегодно 24 мая весь славянский мир торжественно отмечает религиозный и одновременно государственный праздник - День...


В.Г. Родионов. Самая зловещая тайна мира

Я свидетельствую: глобальное торжество порока и безпрецедентное навязывание всем людям звериных стереотипов поведения...


В.Г. Родионов. Сдача Москвы Наполеону - государственное преступление.

Александр I заманил Наполеона в Москву, чтобы обвинить его в пропаже "Акта о престолонаследии" Павла I,...


Э.Б. Шабадин. Подлинная история Российской монархии

Мои родные тёти (Мария Яковлевна Колтунова - заслуженный врач республики - психиатр, вдова профессора истории, и Роза...


Ю.А. Захаров. Венценосный мальтиец

Есть ещё в истории человечества несколько таинственных пластов, спрессованных в некий отдельный архипелаг, нечто вроде...


Н.Д.Тальберг. Очерки по истории России. ПавелI

Примечание редактора В. Родионова. Публикуемый здесь очерк известного православного историка и писателя начала 20 века...


А.Н. Савельев. Правопреемство от Империи, "царские долги" и несуверенность российской власти

Проблема правопреемства или правопродолжения современной российской государственности от Российской Империи остаётся не...


Епископ Иринарх. О толерантности

Толерантность - это когда тебя выживают из твоего дома, а ты не сопротивляешься ... А сегодня под благовидным...


Русофобия на Западе. Взгляд американца

С падением СССР, все взгляды русских людей были направлены на Запад, как на бастион свободы, равноправия и демократии....


Архиепископ Виктор (Пивоваров). Куда вернуться

Этот вопрос относится к русскому народу, поставленному перед мрачной неизвестностью, но не к вершителям судеб его....


Юрий Веремеев. Павловские законы для российской армии

В российской истории, вернее - в её освещении, существует целый набор штампов; и, как правило, никто не пытается оспаривать...


Князь Николай Р. Романов: "Наглость кирилловичей не знает границ..."

Открытое обращение главы Дома Романовых князя Николая Романовича Романова. Московские сторонники Марии Владимировны,...


Э.Б. Шабадин. Русская мысль в понимании физических законов природы

В настоящее время можно констатировать, что «мировая» наука движется по ложным путям и очень далека от истины....


Станислав Зигуненко. Гиперболоид инженера Шабадина

Примечание редактора В. Родионова. Данный материал - одно из немногочисленных, чудом сохранившихся свидетельств живых...


Светлой памяти митрополита Платона (Левшина)

Биография митрополита Московского и Коломенского Платона (Левшина) (Составлена по дореволюционным материалам) Платон...


Е.В. Анисимов. От Петра I до Павла I. Божье провидение в Российском престолонаследии.

Примечание редактора В. Родионова. Вглядитесь в лица трёх Российских монархов. Помимо чисто внешнего сходства, их...


Современная биофизика: ликвидация безграмотности: катрэн - 1

В современных учебниках по биофизике вы этого ни-вжизнь не найдёте. - "Ahtung! Запретная тема! Только для...


Современная физика: ликвидация безграмотности: катрэн - 2

Русское Физическое Общество представляет блестящий этюд кондового русского физика Николая Емельяновича Заева, который по...


все статьи

Архив издательства
"Общественная польза"

ЕИВ Пресветлая Беатрикс, 2013


Скачать архив
Скачать .pdf

Обращение к Президенту В.В. Путину. 01.03.2016


Скачать архив
Скачать .pdf

Обращение к Премьерминистру Путину . 14.10.2011


Скачать архив
Скачать .pdf

"Код доступа"... в Вечность


Скачать архив
Скачать .pdf

Великое чудо вселенского православия, Москва, 1998 - 2001


Скачать архив
Скачать .pdf

Вселенские Монархи - Удерживающие


Скачать архив
Скачать .pdf

ЛИТУРГИЯ ВЕРНЫХ (14.04.2011 - 14.10.2011)


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1991, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1992, № 1


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1992, № 2


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1993, № 1-2


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1993, № 3-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1994, № 1-6


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1995, № 1-6


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1996, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1997, № 1-8


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1998, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 1999, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2000, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2001, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2002, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2003, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2004, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2005, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2006, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2007, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2008, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2009, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2010, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2011, № 1-12, часть физическая (ЖРФХО, Т.83, вып. № 3)


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2012, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль, 2013, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2015, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Журнал "Русская Мысль", 2016, № 1-12


Скачать архив
Скачать .pdf

Яницкий И.Н. Физика и религия


Скачать архив
Скачать .pdf

Черкасов А.П. Откровение


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 1


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 2


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 3


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 4


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 5


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 6


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли.Том 8


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 9


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 10


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 11


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 12


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 13


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 14


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 15


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 16


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 17


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 18


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской мысли. Том 19


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской мысли. Том 20


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской мысли. Том 21


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской мысли. Том 22


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 23


Скачать архив
Скачать .pdf

Энциклопедия Русской Мысли. Том 24


Скачать архив
Скачать .pdf

Родионов В.Г. Обращение. 1991г.


Скачать архив
Скачать .pdf

Родионов В.Г. Обращение. 1992г.


Скачать архив
Скачать .pdf

Всемирный Русский Собор. Обращение 1. 1995г.


Скачать архив
Скачать .pdf

Всемирный Русский Собор. Обращение 2. 1995г.


Скачать архив
Скачать .pdf

Родионов В.Г. Обращение "Земля - Россия - Путин". 2010г.


Скачать архив
Скачать .pdf

Родионов В.Г. Обращение "Остановите Землю!".21.07.2011г.


Скачать архив
Скачать .pdf

Родионов В.Г. Обращение к Д.А.Медведеву.28.08.2011г.


Скачать архив
Скачать .pdf

Родионов В.Г. Обращение к В.В. Путину.28.08.2011г.


Скачать архив
Скачать .pdf

Родионов В.Г. Обращение к В.В. Путину.14.10.2011г.


Скачать архив
Скачать .pdf

Родионов В.Г. Обращение к В.В. Путину.10.08.2014г.


Скачать архив
Скачать .pdf

Молитва Серафима "Всемилостивая"


Скачать архив
Скачать .pdf

Алиев А.С. Российская астрономия


Скачать архив
Скачать .pdf

Алиев А.С. Российская астрономия. Часть 2


Скачать архив
Скачать .pdf

Гриневич. Праславянская письменность.Т1.Т2


Скачать архив
Скачать .pdf

Максим Хрусталёв. Генеральный план "Ост"


Скачать архив
Скачать .pdf

"ЕИВ Государыня Мария Владимировна" - невеста сатаны


Скачать архив
Скачать .pdf

Материал Круглого стола. Госдума РФ, 10.06.2010


Скачать архив
Скачать .pdf

Его Императорское Величество Павел Второй


Скачать архив
Скачать .pdf

Сапожникова Галина. Отчего умирали русские цари?


Скачать архив
Скачать .pdf

Архиепископ Виктор (Пивоваров). Путь к монархии или к катастрофе и антихристу


Скачать архив
Скачать .pdf

обратная связь

написать электронное письмо

Почтовый адрес Центрального печатного органа Русского Императорского Дома - журнала "Русская Мысль":
141002, Россия, Московская область, г.Мытищи, ул.Большая Шараповская, 3

Сайты поддержки

 

       Сайт "Журнал "Русская Мысль"      Сайт "усское Физическое Общество"      

              


               РУССКАЯ СТРАТЕГИЯ                      

 

Разработка, создание, продвижение сайта
Рейтинг@Mail.ru

Интернет сайт Русского Императорского Дома является суверенным информационным пространством Российской Империи

Сегодня: ДЕНЬ С МОМЕНТА ОТРЕЧЕНИЯ ОТ РОССИИ НИКОЛАЯ II.

Е.В. Анисимов. От Петра I до Павла I. Божье провидение в Российском престолонаследии.


Пётр Великий. Русский Императорский Дом Пётр II. Русский Императорский Дом Пётр III. Русский Императорский Дом

От Петра I до Павла I.
Божье провидение в Российском престолонаследии.

Е. В. Анисимов


Смерть в конторке

Что поделать - не люблю я «памятных исторических мест» и «мемориальных квартир», хотя всегда отдаю должное как просветительскому значению оных, так и самоотверженному труду их хранителей.
Но однажды я испытал потрясение. Меня ввели в подвал Эрмитажного театра, который тогда реставрировала одна финская строительная компания. Переступая через кучи битого кирпича, балки, строительный мусор, мы поднялись по ступенькам в зал на втором этаже бывшего Зимнего дома, построенного архитектором Г. И. Маттарнови на участке между нынешней Миллионной, Зимней канавкой и Невой в1719 году. Позже это помещение стало подвалом Эрмитажного театра.
Архитектор-реставратор подвёл меня к обнажённой кирпичной стене и сказал, что именно здесь и была та самая конторка, в которой умер Пётр Великий. Я протянул руку и ощутил холод и шероховатость прочной кладки старинных кирпичей.
Известно, что Пётр любил жить в тесных, низких помещениях, своеобразных душных логовищах, которые были ему уютны. И для этого, как гласит молва, он приказывал с помощью парусины занижать потолки и строить выгородки из обширных палат и «сал». Такое же логовище он приказал выгородить и в своём новом дворце. Здесь-то он и умер. В памятном журнале - «Подённых записках» - об этом сказано так: «Е. и. в. Пётр Великий, лежав в болезни в Зимнем своём доме, в верхнем апартаменте, 28 января 1725 года преставился от сего мира в своей конторке», а 29 января был «вынесен в салу». Из «салы» он и отправился в последний путь, правда, не совсем обычным способом. Феофан Прокопович писал, что в день похорон для «вынесения широкого гроба, который не мог быть вынесен из обыкновенных дверей, приделано к среднему в зале окну по лицевой стороне к Неве большое крыльцо и лестницы», по которым и спустили на берег Невы гроб.
Смерть Петра Великого наступила в 5 часов 15 минут 29 января 1725 года. На престол вступила его жена императрица Екатерина I Алексеевна.

Кто наследует престол?..

Только на первый взгляд может показаться, что восшествие жены императора на престол - факт обычный, естественный. Вспомним, что за всю российскую историю только ещё однажды императрица сменила на престоле своего мужа. И второй Екатерине Алексеевне, чтобы стать императрицей Екатериной II, пришлось свергнуть своего царственного супруга и с помощью вооружённой силы узурпировать власть.
Екатерина I никого не свергала, но, тем не менее, и её вступление на престол было не чем иным, как дворцовым переворотом, и не случайно в исторической науке начало так называемой «эпохи дворцовых переворотов» датируется именно 1725 годом.
Что же произошло в те дни и ночи в Зимнем доме? Пётр Великий не оставил письменного завещания. Не сделал он о наследнике престола и устного распоряжения, которое могли бы под присягой подтвердить слышавшие его высшие чины государства. Создалась кризисная ситуация. Ведь кроме вдовы императора было ещё несколько потенциальных преемников престола.
В 1689 году Пётр женился на Евдокии Федоровне Лопухиной. Она родила царю трёх сыновей: в1690 году - Алексея, а в 1691-м - Александра и Павла, которые вскоре умерли. В 1698 году царь разошёлся с царицей Евдокией и отправил её в монастырь. Царевич Алексей Петрович, наследник престола, в 1711 году по воле отца женился на Шарлотте Софии - крон-принцессе Вольфенбюттельской, племяннице австрийского императора Карла VI. В 1714 году у них родилась дочь Наталья, а в1715-м - сын Пётр. Вскоре эти дети осиротели. В 1725 году им было соответственно 10 и 9 лет.
От второго брака Петра с Мартой Скавронской (в православии - Екатериной Алексеевной) родилось одиннадцать детей (большинство которых умерли в младенчестве). В живых к январю 1725 года остались три дочери: 16-летняя Анна, 15-летняя Елизавета и 8-летняя Наталья.
Таким образом, претендовать на российский престол могли шестеро ближайших родственников Петра Великого: его вдова, три дочери и два внука.
В допетровской России не существовал какой-либо специальный закон о наследовании царского престола. Действовала незыблемая «салическая» традиция, согласно которой он переходил по прямой нисходящей мужской линии от отца к сыну и от сына к внуку.
Поначалу всё шло как положено: от царя Михаила Фёдоровича престол унаследовал его сын Алексей Михайлович, и его же в свою очередь сменил на троне в 1676 году старший сын Фёдор Алексеевич. А вот после смерти Фёдора в 1682 году царём провозглашают не старшего из сыновей царя Алексея Михайловича 16-летнего Ивана, а младшего (да к тому же от второго брака) - 10-летнего Петра. Правда, в данном случае точно следовать традиции всё равно было бы невозможно, ибо прямая нисходящая линия прервалась после смерти бездетного Фёдора. Выбор оправдывался и тем, что Иван был явно недееспособен.
Но история России знает и ещё одно нарушение традиции: в XV веке великий князь Московский Иван III назначил своим наследником не строптивого сына Василия, а послушного внука Дмитрия. Правда, позже великий князь всё-таки передал престол Василию - будущему отцу Ивана Грозного. Тем не менее, прецедент был. Именно на него и обратил внимание Пётр, издавший в 1722 году уникальный закон - «Устав о наследии престола», сыгравший свою роковую роль в череде дворцовых переворотов ХVIП века. Ссылаясь на случай с Иваном и Дмитрием, Пётр вводит в «Устав» юридическое положение, которое узаконило неограниченное право российского императора назначать наследника из числа своих подданных и при необходимости изменить свой выбор. «Ежели Е. в. всей своей высокой воли и по нём правительствующие государи российского престола кого похотят учинить наследником, то в их Величества воли. А ежели же и определённаго в наследники, видя какия непотребства, паки отменить изволят и то в их же Величества воли да будет...»
«Устав» стал крайним выражением безграничной власти российского самодержца. Но его изданию предшествовала подлинная драма в семье царя. После того, как погиб царевич Алексей Петрович, официальным наследником престола был провозглашён «наследственный благороднейший государь-царевич» Пётр Петрович - сын Петра Великого и Екатерины, родившийся в октябре 1715 года почти одновременно с сыном царевича Алексея - Петром Алексеевичем. Однако в апреле 1719 года, не прожив и 3,5 лет, наследник внезапно умирает. Таким образом, великий князь Пётр Алексеевич, внук Петра I, единственный (кроме самого Петра I) мужчина в роду Романовых, становится согласно традиции и общественному мнению естественным наследником престола.
Пётр не мог этого допустить. Он опасался, что приход внука к власти нанесёт удар по тому делу, тем преобразованиям, которым он посвятил всю жизнь, врагами которых были и сам покойный царевич Алексей, и всё его окружение из ненавистного царю рода Лопухиных. Именно поэтому Пётр и издал «Устав о наследии престола». А в мае 1724 года собственноручно возложил на голову Екатерины Алексеевны императорскую корону.
В манифесте о короновании Екатерины, обнародованном ещё в ноябре 1723 года, этот торжественный и невиданный на Руси акт обосновывался как традиция христианских государств и особенно Византии. Подчёркивалась особая роль Екатерины «как великой помощницы» в тяжких государственных трудах царя, её мужество в сложные моменты царствования. Пётр объявлял о коронации своей супруги «...данной нам от Бога самовластию», что напрямую перекликалось с главной идеей «Устава о наследии престола».
Однако осенью 1724 года началось дело камергера Екатерины Вилима Монса, уличённого в близости с императрицей. Пётр жестоко расправился с фаворитом жены и никаких дальнейших шагов для упрочения права Екатерины на престол (публичное провозглашение наследницей и пр.) не предпринял.
Болезнь, которой он страдал много лет (у Петра было затруднённое мочеиспускание), не казалась ему смертельной: Пётр; возможно, не думал, насколько близко он подошёл к смертельной грани - в организме уже шёл необратимый процесс отравления.

Две партии. О тех, кто остался в тени.

Часы агонии царя стали решающими для судьбы трона. Пёстрая толпа придворных и генералов делилась на две основные «партии» - сторонников Петра Алексеевича младшего и сторонников Екатерины.
В течение всего царствования Петра ему противостояла политическая оппозиция. Дело царевича Алексея, начатое в 1718 году в специально созданной для этой цели Тайной канцелярии, вскрыло довольно широкий круг лиц из верхов, напрямую связанных с царевичем или сочувствовавших ему. По этому делу, помимо ближайшего окружения Алексея, проходили: генерал князь Василий Владимирович Долгорукий, сенаторы Михаил Михайлович Самарин и князь Дмитрий Михайлович Голицын, сибирский царевич (хан) Василий, граф Пётр Матвеевич Апраксин. Алексей на допросах под пытками выдал ещё многих других сановников, симпатизировавших ему. Пётр не решился раздвигать рамки следствия, по-видимому, надеясь жестокими казнями «ближних людей» царевича заставить многих надолго прикусить языки.
Решение судьбы сына «самодержавный демократ» Пётр Великий передал судебной коллегии, состоявшей из высших гражданских и военных чинов, чтобы неизбежным суровым приговором не шокировать европейское общественное мнение и своих подданных. Смертный приговор царскому сыну подписали 127 человек, начиная со светлейшего князя А. Д. Меньшикова и кончая подпоручиками гвардии. Санкционировав казнь царевича, правящая верхушка России оказалась связанной круговой порукой, коллективной ответственностью не только перед своим монархом, но и перед историей и потомством.
Но всё же корни оппозиции уничтожены не были, и в ночь смерти Петра они дали побеги. Имя сына казнённого царевича стало знаменем группировки родовитой знати. Во главе «партии» великого князя Петра стояли незадолго перед этим помилованный Петром В. В. Долгорукий и сенатор Д. М. Голицын. Как сторонники великого князя проявили себя также президент Военной коллегии князь А. И. Репнин, граф П. М. Апраксин, князь А. И. Мусин-Пушкин.
Граф Г. Ф. фон Бассевич, советник голштинского герцога Карла Фридриха, свидетель и участник событий, писал в мемуарах, что пока императрица обливалась слезами у постели умирающего, «...втайне составлялся заговор, имевший целью заключение её вместе с дочерьми в монастырь, возведение на престол великого князя Петра Алексеевича и восстановление старых порядков, отменённых императором и всё ещё дорогих не только простому народу, но и большей части вельмож».
Помимо прямого возведения великого князя на престол, обсуждался и компромиссный, промежуточный вариант решения проблемы наследования, при котором императором провозглашался Пётр Алексеевич, а регентом при нём - Екатерина.
Сведения об усилиях «партии» великого князя накануне смерти Петра Великого известны и из других источников. Австрийский дипломат, секретарь посольства Гогенгольц сообщал своему правительству, что, по словам шведского посланника Г. Цедеркрейца, ещё в среду утром, то есть за сутки до смерти Петра, «...всё было улажено в пользу великого князя», но В последнюю ночь произошла перемена в пользу Екатерины. Эта информация, ставшая известной уже после восшествия на престол Екатерины, в целом соответствовала действительности. Каким-то образом о подготовке «партии» великого князя
к надвигающемуся часу «Х» стало известно генерал-прокурору П. И. Ягyжинскому, который нашёл возможность сообщить об этом Екатерине и Меньшикову.
Истинным главой «партии» Екатерины был светлейший князь А. Д. Меньшиков. Александр Данилович лучше многих других понимал, что воцарение Петра II для него означает конец карьеры, а возможно, свободы и самой жизни. Меньшиков и Екатерина - оба выходцы из низов - не пользовались симпатией большинства дворян. Они понимали: только взаимная поддержка, только точный расчёт и энергия могут спасти их в этот решающий час.
Ещё накануне смерти императора Меньшиков принял некоторые упреждающие меры: государственная казна была отправлена в Петропавловскую крепость под охрану её надёжного коменданта, гвардия по первому сигналу светлейшего готова выйти из казарм и окружить дворец. В расходной книге Санкт-Петербургского комиссарства Соляного правления за 1725 год сохранилась весьма примечательная запись о том, что 27 января (то есть ещё при жизни Петра) по указу Екатерины Преображенскому и Семёновскому полкам выдали жалованье за две трети прошедшего года - обычно же выдача жалованья задерживалась. По сообщению французского посланника Ж. Ж. Кампредона, Меньшиков встречался со многими сановниками и, не жалея ни обещаний, ни угроз, убеждал их поддержать Екатерину. Проявляли активность и его подчинённые. Секретарь и особо доверенное лицо Меньшикова А. Волков позже писал своему патрону, забывшему его услуги в дни переворота: «Но какое моё старание советом и делом было, о том, как Вашей светлости, так и прочим многим известно». Сам Меньшиков в челобитной Екатерине 27 октября 1725 года, выпpашивая чин генералиссимуса, беспардонно намекал на то, за что достоин повышения: «За верныя мои Его и. в... также и по кончине Его В., особливо Вашему и. в. службы и верность, о которых В. в. сами известны». Естественными союзниками Екатерины и Меньшикова были те, кто благодаря своей судьбе оказались в сходном с ними положении.
Вчерашний подьячий Алексей Васильевич Макаров стал подлинным «серым кардиналом» в высшей системе управления. Без одобрения руководителя Кабинета Его императорского величества на стол Петра не ложилась ни одна сколько-нибудь важная бумага или челобитная. Эту власть Макаров мог сохранить только в том случае, когда бы престол остался за Екатериной.
Петра Андреевича Толстого - опытнейшего царедворца, начальника Тайной канцелярии, который вёл дело царевича Алексея, - в случае прихода к власти его сына ждала самая скверная судьба. Датский посланник Г. Г. Вестфален именно его считал главным действующим лицом заговора в пользу Екатерины.
Было что терять и двум иерархам церкви - архиепископам Феодосию и Феофану, превратившим православную русскую церковь в послушное орудие петровского государства.
Активную роль при возведении Екатерины на престол сыграл Карл Фридрих, герцог Голштинский: приход Петра II к власти развеял бы надежды герцога стать зятем российской императрицы, благоволившей к нему, и с её помощью осуществить свои внешнеполитические планы.
Не совсем ясна позиция генерал-прокурор а Сената П. И. Ягyжинского. В целом он был на стороне Екатерины, но много лет враждовал с Меньшиковым. В критический момент через Бассевича он предупредил Меньшикова о готовящемся заговоре «бояр», но сам, как и его тесть канцлер Г. И. Головкин, до кончины Петра открыто на стороне Екатерины не выступил. Документы не сохранили сведений о позиции таких видных деятелей петровского царствования, как граф Я. В. Брюс, барон А. И. Остерман и другие. Очевидно, они также выжидали.
Ещё не закончилась агония Петра, а Меньшиков уже собрал в апартаментах царицы секретное совещание её сторонников. На нём, кроме кабинет-секретаря Макарова и Бассевича, присутствовали старшие офицеры обоих гвардейских полков, в том числе майоры А. Ушаков и Г. Юсупов, и командир Семёновского полка И. Бутурлин (шефом преображенцев был сам Меньшиков). Участвовал в совещании и глава Синода архиепископ Новгородский Феодосий. Другой церковный вождь, Феофан Прокопович, оставался в конторке Петра, но, как показали дальнейшие события, душой был с сидевшими в екатерининской половине дворца.
Как только все собрались, к ним вышла Екатерина. Она заявила, что имеет право на престол потому, что была коронована императором в 1724 году, и если к власти придёт ребенок, страну могут ожидать серьёзные испытания и несчастья. Но она обещает, что «...не только не подумает лишить великого князя короны, но сохранит её для него как священный залог, который и возвратит ему, когда небу угодно будет соединить её, государыню, с обожаемым супругом, ныне отходящим в вечность».
Тут же обсудили и программу действий. Наиболее радикальные, жёсткие предложения об аресте противников были отвергнуты. В полном согласии решили, что каждый участник совещания займётся вербовкой тех, «...которые были ему наиболее преданы или находились в его зависимости». После того как все разошлись, в комнате остались Екатерина, Меньшиков, Макаров и Бассевич, «...с час совещались о том, что осталось ещё сделать, чтобы уничтожить все замыслы против Е. в.»...
«Ждали только минуты, когда монарх испустит дух, чтобы приступить к делу. До тех пор пока оставался в нём ещё признак жизни, никто не осмеливался начать что-либо: так сильны были уважение и страх, внушённые героем». Магия власти повелителя России (очень точные слова), правившего страной более тридцати лет, была необычайно сильна до последней его минуты.
Сразу же после смерти Петра в одном из залов дворца начался последний и решительный акт политической драмы. Здесь уже собралось «государство» - Сенат, Синод, высшие правительственные чиновники и генералитет.
К ним вышла Екатерина и, преодолев рыдания, сказала всё, что нужно было сказать в данной ситуации: что она будет, как и покойный супруг, «...который разделил со мной трон», «печтись» о благе монархии, что сделает всё возможное, чтобы подготовить стране достойного наследника в лице великого князя, о котором будет заботиться.
Первым слово взял Меньшиков. Он заметил, что дело весьма серьёзное и его нужно обсудить без присутствия императрицы.
Чтобы не выставлять Екатерину за дверь, все перешли в другую «салу», И там Меньшиков открыл собрание вопросом к Макарову: не оставил ли Пётр какое-либо письменное распоряжение о наследнике?
Макаров отвечал, что до путешествия государя в Москву весной 1724 года завещание было. Затем он его уничтожил, а нового не написал, хотя несколько раз говорил о своём намерении таковое составить.
Выступая в роли беспристрастного передатчика воли Петра, он наводил слушателей на следующую мысль: Пётр не случайно уничтожил старое завещание накануне коронации жены. И хотя он не написал нового, намерения его, «выраженные с такою торжественностью» (намёк на торжественную коронацию Екатерины), не требуют какого-то особого письменного подтверждения и для всех должны быть очевидны.
Из ответа Макарова с ясностью следует, что до весны 1724 года завещание существовало и, если Пётр уничтожил его перед коронацией, следовательно, в нём в качестве наследника престола упоминался другой человек, не Екатерина. Кто же?

Таинственный наследник

Вернёмся на шесть лет назад - в 1719 год. Тогда проблема наследника окончательно зашла в тупик: умер маленький Пётр. Все взоры обратились на его ровесника, сына покойного царевича Алексея, великого князя Петра. Иностранные дипломаты сообщили, что Петра Алексеевича и его сестру Наталью перевезли в Зимний дворец, им выделили апартаменты и штат прислуги.
Новая волна слухов вокруг болезненного для царя вопроса о престолонаследии поднялась в 1721 году. Толчок ей дал приезд в Петербург австрийского дипломата графа С. В. Кинского; от имени Карла VI тот начал хлопотать о правах великого князя - племянника австрийской императрицы - на русский престол. Кинский уверял, что выходом из тупика может стать лишь примирение интересов первой и второй семьи Петра посредством... брака великого князя с одной из цесаревен. Возьмём на заметку это немыслимое с точки зрения церкви предложение о браке тётки и племянника - оно ещё всплывёт позже.
О том же династическом сюжете, волновавшем Петра, Кампредону говорил П. П. Шафиров: «Император (австрийский. - Е. А), некоторые другие державы и даже кое-кто из наших хлопочут о назначении наследником внука царя, чего сам царь, сколько я могу судить, не желает. Отец этого принца покушался на жизнь и престол Е. ц. в., большая часть нынешних министров и вельмож участвовала в пригoворе (по делу царевича Алексея в 1718 году. - Е. А). К тому же весьма естественно отдавать преимущество собственным детям и, между нами, мне кажется, что царь предназначает престол своей старшей дочери».
Это первое упоминание о цесаревне Анне Петровне как наиболее реальной преемнице Петра на престоле. О том, что «молодой великий князь будет обойдён в пользу старшей дочери царя» цесаревны Анны писал своему королю 1 января 1723 года и прусский посланник Г. фон Мардефельд. Впрочем, в этом тогда никто и не сомневался.
Так продолжалось до 1724 года. В начале этого года Кампредон сообщал секретарю по иностранным делам Франции де Морвилю: «Нетрудно заметить, что из всех дел наиболее озабочивает его (Петра - Е. А) вопрос о том, кого назначить в преемники себе: старшую ли дочь свою, как вообще все думали до сих пор, или внyкa, великого князя, под опекой и правлением царицы».
7 мая 1724 года Екатерину пышно короновали в Успенском соборе Московского Кремля. Кампредон отметил, что над царицей «свершён был, против обыкновения, обряд помазания, так что она признана правительницей и государыней после смерти царя, своего супруга». Подданные принесли присягy в верности императрице.
Почему всё-таки Пётр, который, по мнению наблюдателей, хотел передать престол дочери Анне, тем не менее этого не сделал? Возникает любопытный сюжет: Екатерина и Анна, мать и Дочь, силою обстоятельств стали претендентками на российский престол. Накануне коронации прусский посланник Мардефельд сообщил в Берлин, что сама Анна, которую император «...сделал бы после своей смерти наследницей короны, если бы это только зависело от его воли» (это перекликается с наблюдением Кампредона об угрозе, исходящей от «бояр», в случае объявления наследницей Анны Петровны), не очень хочет быть наследницей. Ибо, во-первых, сочувствует великому князю, а во-вторых - гнyшается престолонаследием «...в особенности с тех пор, как заметила, что все мысли её матери направлены на это дело и что она видит в ней соперницу... При этих обстоятельствах, да ещё по той причине, что сама мать поддерживает отвращение старшей великой княжны к престолонаследию, сама домогаясь eгo, дело с браком получило другой оборот. Императрица <...> начала способствовать целям герцога Голштинскоro и дала ему по возможности случай видеть и разгoваривать с великой княжной».
О тесной связи между коронацией Екатерины и браком Анны с Карлом Фридрихом писал и датский посланник Вестфален. После коронации в донесении от18 мая 1724 гoда он сообщал в Копенгаген: «Вот наконец царица пришла к своей цели, которая заключалась в том, чтобы сорвать меры, кои царь принял для пользы своей старшей дочери в отношении наследования, и в том, чтобы полностью увериться в удалении этой дочери... которая стала в этом отношении её соперницей. Он (герцог Голштинский. - Е. А.) всё время твёрдо уверен в том, что если бы замысел царицы потерпел неудачу, он никогда бы не получил в жёны старшую из принцесс - теперь это совершившийся факт, в интересах царицы удалить эту принцессу как можно скорее».
Читатель помнит слова Макарова о том, что Пётр уничтожил своё завещание перед поездкой в Москву на коронацию Екатерины. Если это так, то мы теперь можем предположить, что в этом завещании наследницей престола была названа Анна.
Все ждали, что после коронации жены Пётр объявит свои намерения насчет брака Голштинскогo герцога с одной из своих дочерей. Но этого не произошло.
Как гoворят факты, царь не спешил с объявлением согласия на брак по многим (главным образом - внешнеполитическим) причинам. Он долго взвешивал все «за» и «против», ибо понимал, что России придётся брать на себя серьёзные обязательства по защите интересов царского зятя и в Швеции, и в самой Голштинии. Не был окончательно решен и вопрос о том, какая из дочерей царя станет Голштинской герцогиней. Герцога же эта проблема не особенно волновала - он ухаживал за обеими.
9 ноября 1724 гoда камер-юнкер Берхгольц записал в дневнике: «Сегодня нам сообщили по секрету странное известие, именно что вчера вечером камергер Монс, по возвращении своём домой, был взят генерал-майором и майором гвардии Ушаковым и посажен под арест...»
А вот запись следующегo дня: «10-го, в 10 часов утра тайный советник Остерман без всякого предуведомления приехал к нам и пробыл полчаса наедине с eгo высочеством. Генерал-лейтенант Яryжинский открыто roворил у тайногo советника Бассевича, что поутру Остерман приезжал объявить герцогy, что император наконец твёрдо решился покончить дело eгo высочества и что обрyчение должно свершиться в Катеринин день».
16 ноября Берхгoльц пишет о казни Монса, а 18 ноября - о том, что «Остерман присылал к нам одногo из своих чиновников за брачным кoнтpaктoм. Его высочество показывал мне счёт издержек на подарок, заказанный им для своей невесты. Издержки эти простирались до 10 000 талеров, но он не знал ещё, которую из принцесс назначит ему император, - старшую или вторую». Пётр всё не решался расстаться с Анной. В черновике брачного контрактa имя её так и не упоминается, в соответствующих местах текста оставлены пропуски.
20 ноября 1724 года камер-юнкер отмечает: «Тело камергера Монса всё ещё лежало на эшафоте», а 22-го записывает: «Граф Остерман имел продолжительную беседу-конференцию с нашим герцогoм в присутствии тайного советника Бассевича и посланника Штамкена. Они потребовали чернил и перьев, и вожделенный брачный контракт был наконец составлен окончательно. Сейчас видно по всему, что его высочеству (как мы все пламенно того желали) достанется несравненно прекрасная принцесса Анна».
И, наконец, последняя запись: «24-го. В день тезоименитства императрицы совершилось торжественное обручение нашего герцога с императорской принцессой Анной».
Этим же днём датируется и брачный контракт, согласно которому Анна «...отрекается... за себя, своих наследников, десцендентов и потомства мужеска и женска полу от всех прав, требований, дел и притязаний, какое бы они имя ни имели... на корону и Империум Всероссийский», и «...она, ея наследники и десценденты от сего числа в вечныя времена весьма исключeны суть и быть имеют».
Историки обращают внимание только на эту статью договора, игнорируя секретный артикyл, имеющий равную с ней юридическую силу и подписанный в тот же день: «Хотя npесветлейшая княгиня, государыня Aннa, урождённая Цесаревна и великая княжна Всероссийская, в заключённом и договоренном сего дни супружественном договоре отрицалась и ренунцирована на всеправа, претензии и притязания как в деле наследий, таки и во всём протчем на корону и Империю Всероссийскую и оная ренунция такожде от ... герцога Шлезвиг-Голштинского апробована, принята, ратификована и подтверждена, однако ж Е. и. в. Всероссийский (то есть Пётр I. - Е.А.) чрез сие имянно выговорил и себе предоставил, что ежели он в какое ни на есть время заблагоизобретёт и Е. в. Угодно будет одного из урождённых Божеским благословением из сегo супружества принцов к сукцессии (то есть наследству. - Е. А.) короны и Империи Всероссийской назначить и призвать, тo Е. и. в. в тoм совершенную власть и мочь иметь будет и якоже и светлейший герцог и его будущая пресветлейшая супруга чрез сие обязуются и обещают, что оные в том случае тогo от Е. и. в. таким образом назначенногo и призванного принца и сына без всякого изъятия и отговорки и без всяких о том постановляемых кондиций Е. и. величеству в совершенную и единую его диспозицию охотно и немедленно отдать и отпустить хотят».
.Внимательно вчитавшись в секретный пункт договора, мы увидим, что Пётр оставляет за собой право взять в Россию сына Анны с тем, чтобы передать ему poccийский престол. Таким образом, секретный apтикул перечёркивает содержание статьи договора в части, касающейся сыновей Анны и Карла Фридриха.
Что же всё это означает в контексте событий ноября 1724 года?
Уличив жену в измене, Пётр потерял к ней доверие. Можно предположить, что именно тогдa Пётр и решил заново переиграть партию престолонаследия. Каким образом? Давайте посмотрим донесение в Копенгаген датского посланника Вестфалена, знающего старожила иностранной колонии в Петербурге. По его рассказу, Пётр «...написал завещание в пользу второй жены и детей её. Между тем, царица позволила слишком дружeлюбные отношения с первым камергером своим Монсом, который действительно принадлежал к самым красивым и изящным людям, когда-либо виденным мною. Отношения эти, наконец, зашли так далеко, что царь вынyжден был подвергнуть Монса смертной казни и очень строго наказать всех участников этой интриги... В первом порыве гневa, вызванного этим событием, царь сжёг своё завещание в пользу царицы, а смерть настигла его, когдa он всего менее думал о ней, и он скончался, не распорядившись своим наследием».
По-моему, эти сведения датского посланника полностью укладываются в нашу версию развития событий. Но внесём уточнения: Пётр думал о судьбе престола. Секретная статья русско-голштинского брачного контракта, неизвестная датчанину, говорит об этом: перед нами один из возможных вариантов решения проблемы наследника, вполне реальный выход из почти тупиковой ситуации.
Итак, можно предположить, что до мая 1724 года существовало завещание Петра, скорее всего в пользу дочери Анны. Затем появилось новое, гдe наследницей названа Екатерина. В ноябре 1724 года, после ареста Монса, Пётр в гневе на свою неверную жену-наследницу уничтожает это завещание, а спустя две недели подписывает брачный контракт, секретный артикул которого открывал дорогу к престолу будущим сыновьям Aнны. Нетрудно предположить, что 52-летний Пётр надеялся прожить ещё несколько лет и дождаться рождения вожделенного внука, которого он мог бы призвать в Россию и сделать своим преемником.
Весьма примечательно, что впоследствии всё произошло по схеме, предусмотренной Петром в секретном артикуле брачного контракта: внук Петра стал сначала наследником престола Петром Фёдоровичем, а затем - императором Петром III.

«Отдайте всё...»

Но вернёмся вновь к обстоятельствам смерти Петра Великого. Здесь нельзя не вспомнить о широко распространённой красивой легенде, будто Пётр накануне смерти приказал подать грифельную доску (или лист бумаги), но успел начертать лишь два слова: «Отдайте всё...».
Впервые эта легенда увидела свет в «Истории Российской империи при Петре Великом» Вольтера(1761-1763), а затем была тиражирована в других публикациях. Источником её является рукопись под названием: «Пояснения многим событиям, происшедшим в царствование Петра Великого, извлечённые из бумаг покойного Геннинга Фридерика де Бассевича». В 1750-ые годы императрица Елизавета заказала Вольтеру историю царствования своего великого отца. Вольтер согласился, но выдвинул условие, чтобы русская сторона предоставила ему копии оригинальных исторических документов. Учёные Петербургской Академии наук, в том числе Г. Ф. Миллер и М. В. Ломоносов, подобрали материалы и внесли поправки в собранные для Вольтера сведения. Кто-то сделал выборки из записок голштинского министра. Переведённые на французский язык, эти мемуары и документы, в том числе и «Пояснения...» Бассевича, послали Вольтеру. После его смерти библиотеку купила Екатерина П. И все пять томов рукописных материалов, известныx в науке под названием «Записки для «Истории России», вновь оказались в Петербургe (и ныне хранятся в Oтделе рукописей Государственной публичной библиотеки, оставаясь практически неизученными).
По ряду признаков можно утверждать, что Вольтер широко использовал «Пояснения...» Бассевича в своей работе над «Историей Российской империи при Петре Великом». Откроем 3-й том рукописных «Записок для «Истории России» на 183-й странице, где до сих пор есть закладка самого Вольтера, приклеенная церковной облаткой, и сравним текст рукописных «Пояснений... извлечённых из бумаг... Бассевича» с аналогичным фрагментом «Истории Российской империи...» Вольтера.

БАССЕВИЧ:
«Наконец, в один из тех часов, когда смерть, прежде чем поразить окончательно, имеет обыкновение дать своим жертвам ещё раз вздохнуть напоследок, к императору вернулось сознание, и он захотел писать, но его отяжелевшая рука выводила только неразборчивые буквы, из которых после его смерти удалость разобрать лишь первые слова: «Отдайте всё...» Он сам заметил, что начертал неясные слова. Он велел позвать принцессу Анну, которой хотел диктовать. За ней бегут, она пришла, но когда она показалась перед его постелью, дар речи и сознание покинули его и не возвратились более. В этом состоянии он, однако, прожил ещё 36 часов».

ВОЛЬТЕР:
«Он ощущал жгучий жар, который постепенно перешёл в непрерывную лихорадку. Он хотел что-то написать в один из перерывов, оставляемых ему страданием, но его рука выводила лишь неразборчивые буквы, из которых удалось понять лишь следующие слова по-русски: «Отдайте всё...». Он велел позвать принцессу Анну Петровну, которой хотел диктовать, но как только она показалась у его ложа, он лишился дара речи и впал в агонию, которая продолжалась шестнадцать часов».

Как видим, тексты очень близки, значащих расхождений совсем немного.
Не все, подобно Вольтеру, берут на веру указанный отрывок из «Пояснений...» Бассевича. Так, Н. И. Павленко в своей фундаментальной монографии «Пётр Великий» пишет, что эпизод со словами «Oтдайте всё...», как и некоторые другие отрывки, написан не самим Бассевичем, а вставлен неизвестным голштинцем, делавшим в 1761 году для Вольтера выписки из бумаг умершего за двенадцать лет до этого Бассевича. Эта фальсификация, по мнению учёного, понадобилась анонимному голштинцу для того, чтобы укрепить позиции и «законные» (кавычки Н. И. Павленко) права на русский престол великого князя Петра Федоровича. Своим антирусским поведением во время Семилетней войны (1756-1763 гг.) он подорвал к себе доверие Елизаветы, за что она «...готова была лишить его прав наследования престола». Анонимный фальсификатор, по мнению Н. И. Павленко, хотел подвести читателя к мысли, что незаконченная фраза Петра должна была звучать так: «Отдайте всё Анне».
Действительно, контекст «Пояснений» содержит такие «наводящие» идеи. Хотя, как видно из «Истории» Вольтера, великий философ не понял намека фальсификатора записок Бассевича и дословно повторил его слова: «Он велел позвать принцессу Анну, которой хотел диктовать», то есть упомянул о ней скорее как о наиболее доверенной стенографистке. И в самом деле, если умирающий Пётр хотел «отдать всё» Анне, то специально звать дочь, чтобы продиктовать ей завещание в её же пользу, значило бы подорвать доверие к подобному документу.
Но вернёмся к предположению Н. И. Павленко. Почему он, не приводя никаких доказательств существования злокозненного голштинца, испортившего мемуары Бассевича, не обвиняет в подтасовке фактов самого мемуариста - человека весьма сомнительной репутации? Кампредон, хорошо знавший голштинского министра, писал о нём как о «фантазёре», «неистощимом бахвале», человеке «с умом, неистощимым на проекты», болтуне и фанфароне. Но, скорее всего фигура фальсификатора необходима Н. И. Павленко для того, чтобы связать концы с концами. Ведь Бассевич, по его мнению, «...был конечно же осведомлён...» о содержании брачного контракта, согласно которому Анна и её наследники (то есть Пётр Федорович) отказываются от престола. «Но из этого следует, - заключает учёный, - что описание событий, связанных с кончиной царя, принадлежит перу не Бассевича, а того из голштинцев, кто составлял «Пояснения...». Этот составитель либо не знал о существовании брачного контракта, либо преднамеренно вводил Вольтера в заблуждение, чтобы тот подкрепил в общественном мнении Европы «законные» права Гольштейн-Готторпской династии на русский престол в годы, когда династия Романовых по мужской линии иссякла. Ещё раз напомним, что брачный контракт лишал Петра Федоровича прав на русский престол» (курсив мой - Е. А.).
Внесём сразу же уточнения. Бассевич был не просто «осведомлён» о содержании брачного контракта 1724 года, а сам участвовал в его составлении и даже подписал его. Но важнее другое: подпись Бассевича стоит и под помещённым там же секретным артикулом, открывавшим сыновьям Анны путь на русский престол.
Таким образом, законность, прав Петра Федоровича на корону Российской империи не нуждалась ни в каких особых подтверждениях. Его права для современников были очевидны, поэтому-то Елизавета, как только пришла к власти, тотчас же выписала из Голштинии вовсе нелюбимого племянника и 7 ноября 1742 года произвела в своего наследника.
Да и сама Анна Петровна даже после подписания брачного контракта и обручения с Карлом Фридрихом не утратила прав на престол отца. И Пётр был вправе порвать брачный контракт и согласно «Уставу» передать престол дочери даже в день своей смерти. Строго говоря, юридически Анна не утратила своих прав даже после венчания в 1725 году: тестамент Екатерины I 1727 года делал её «...с её десцендентами» наследницей престола в случае смерти бездетного Петра II. Примечатeльно, что уезжая в Голштинию летом 1727 года, она подписала квитанцию о получении из казны денег как «Её высочество наследная принцесса Российская».
Таким образом, полностью отрицать то, что Пётр, умирая, хотел передать престол тогда ещё незамужней дочери Анне, нельзя. Но это - как ни парадоксально - ещё не означает, что утверждения Бассевича о твёрдом намерении Петра сделать преемницей Анну и эпизод со знаменитыми словами «Отдайте всё...» в его подаче правдивы, достоверны.
Кажется cтpaнным, что никто, кроме Бассевича, об этих словах не упоминает, между тем как у постели умирающего всегда были люди. Правда, саксонский резидент Лефорт сообщал своему правительству, что царь пытался что-то записать: «Ночью ему захотелось что-нибудь написать, он взял перо, написал несколько слов, но их нельзя было разобрать».
Но задумаемся над тем, почему окружающие не напомнили царю о его долге определить наследника престола? Ведь он почти до конца был в сознании.
Кампредон, ссылаясь на мнение очевидцев, отмечал, что Пётр до самого конца отчаянно цеплялся за жизнь, «...сильно упал духом и выказывал даже мелочную боязнь смерти». О горячей, исступлённой молитве Петра в эти часы писал и Феофан. Окружающие не напоминали ему о завещании, «...боясь обескуражить его этим как предвещением близкой кончины». Впрочем, проницательный Кампредон высказывает и другое предположение: «...царица и её друзья, зная и без того желания умирающего монарха, опасались, как бы слабость духа, подавленного бременем страшных страданий, не побудила его изменить как-либо свои прежние намерения» передать престол Екатерине. Иначе говоря, для Екатерины и её «партии» выгоднее было отсутствие завещания, чем спровоцированное объявление воли царя, которое могло перечеркнуть подготовленныe Екатериной и Меньшиковым планы на час «Х».

«Матушку» на престол

Но пора, однако, вернуться в тот зал, где Макаров отвечает на вопрос Меньшикова о завещании покойного императора.
Там, по словам Бассевича, «...архиепископ Феофан, видя, что вельможи не согласны в мнениях, обратился к собранию с просьбой позволить ему сказать своё слово». Он заявил: все должны следовать присяге, данной в 1722 году при утверждении «Устава о наследии престола», признававшего за государём право самому назначать преемника. Это было сказано явно для того, чтобы отвести предложение об автоматической передаче престола великому князю как единственному прямому наследнику. Высказывание Феофана не снимало главного сомнения: закон 1722 года есть закон, но Пётр не назначил наследника именно согласно этому закону. «Некоторые возразили ему, - продолжает Бассевич, - что здесь не видно такого ясного назначения, как старается представить Макаров, что недостаток этот можно принять за признак нерешительности, в которой скончался монарх, и что поэтому вместо него вопрос должно решить государство».
В ответ на это Феофан, прервав шум, рассказал, что накануне коронации Екатерины Пётр, будучи в гостях у одного английского купца, «...подтвердил, что возвёл на престол свою супругу только для того, чтоб после его смерти она могла стать во главе государства». Головкин и некоторые из присутствующих подтвердили, что такой случай был.
Остановимся на минуту... Уж очень слабы аргументы сторонников Екатерины, если приходилось извлекать на свет божий воспоминания о давней дружеской попойке в доме неизвестного английского купца.
Кроме того, очень сомнительно, чтобы Пётр, человек скрытный и недоверчивый, «...открывал своё сердце» друзьям, которых у него отродясь не было...
В этот момент ситуация стала весьма щекотливой, начался спор. Как писал сам Феофан в «Краткой повести о смерти Петра Великого», «...многие говорили, что скипетр никому иному не надлежит, кроме Ея и. в. государыне, как и самою вещию Ея есть по силе совершившейся недавно Е. в. коронации. Нецыи (некоторые - Е. А) же рассуждать почали, подаёт ли право такое коронация, когда и в прочих народах царицы коронуются, а для того наследницами не бывают». И далее Феофан предлагает потомкам «облагороженную» по сравнению с пересказом Бассевича редакцию воспоминаний о дружеской пирушке: «Но тоща некто (вот скромник! - Е. А) воспомянул, с каким намерением государь супругy свою короновал, то есть ещё прежде похода Персидского (то есть до весны 1722 г. - Е. А) открыл он мысль свою четырём из министров, двоим из Синода персонам, здесь присутствующим, и говорил, что тая нужда короновать ему супругу свою, которого обычая прежде в России не бывало, что аще бы каким случаем его не стало, праздный престол тако без наследника не остался бы».
Но и в таком «облагороженном» виде воспоминания Феофана аргумeнтов в пользу Екатерины не прибавили. Однако Феофан упоминает, что «...оный некто слался на свидетельство слышавших оное слово и здесь присутствующих: что един первее (Головкин. - Е. А.) подтвердил, то же и прочие засвидетельствовали». Далее он делает примечательный вывод: «И тако без всякого сумнительства явно показалося, что государыня императрица державу Российскую наследствовала и что не елекция (выборы. - Е. А.) делается, понеже прежде уже наследница толь чинно и славно поставлена, чего дабы и конгресс тот не елекциею, но декларациею (объявлением. - Е. А.) назван бы, согласно приговорили». Что стояло за последним пассажем из «Краткой повести» нашего златоуста?
А стояло за этим, по-видимому, следующее: увидав, что кандидатура великого князя «горит», оппозиция пошла по вполне легальному и допустимому в данной ситуации пути, предложив утвердить наследника престола с помощью выборов на совещании главнейших чинов. Австрийский дипломат Гогенгольц сообщал, что в этот момент канцлер Головкин предложил обратиться «к народу» с вопросом, кому занять престол: Петру или Екатерине. Его поддержали А. И. Репнин, В. Л. Долгорукий и Д. М. Голицын. Однако это предложение сторонники Екатерины отвергли. Пытался им возражать и П. М. Апраксин, «...но его речь приняли очень дурно и даже не дали договорить, так что от испуга с ним вчера сделался удар».
Не прошло и заранее продуманное компромиссное предложение оппозиции провозгласить Петра императором, а Екатерину - регентом вплоть до его совершеннолетия. Здесь, по сообщениям Кампредона и Мардефельда, вперёд выступил ранее молчавший П. А. Толстой и стал доказывать, что при осуществлении такого варианта возникает угроза раскола общества, что стране нужен общий, твёрдый лидер и лучшей, чем Екатерина, кандидатуры нет. Все дипломаты в своих донесениях отмечают, что все возражения и предложения оппозиции тонули в выкриках разгорячённых гвардейцев, которые обещали «расколоть головы боярам», если они не выберут на престол «матушку». Гогенгольц уточняет: майор гвардии А. И. Ушаков без обиняков заявил почтенному собранию тайных советников, сенаторов и генералов, что гвардия видит на престоле Екатерину, а кто будет этим недоволен, может и пострадать.
Не менее сильным apгyмeнтом в пользу Екатерины, кроме выкриков и угроз гвардейцев, была и та мысль, которую, по словам Кампредона, нашёптывали в уши колеблющимся вельможам: «Ведь все подписали смертный приговор царевичу, отцу великого князя». А отвечать перед сыном за казнённого отца никто не желал.
На этом фоне понятно, почему так убедительно прозвучали (в передаче Бассевича) финальные слова Меньшикова. Обращаясь к подтвердившим рассказ Феофана вельможам (сам светлейший, по-видимому, на пирушке у английскогo кyпца не был), он сказал: «В таком случае, гocпода, я не спрашиваю никакогo завещания. Ваше свидетельство стоит кaкoгo-то ни было завещания. Если наш великий император поручил свою волю правдивости знатнейших своих подданных, то не сообразоваться с этим было бы преступлением и против нашей чести, и против самодержавной власти гoсударя. Я верю вам, отцы мои и братья, и да здравствует наша авгyстейшая государыня императрица Екатерина!» «Эти последние слова, - продолжает Бассевич, - в ту же минуту были повторены всем собранием, и никто не хотел показать виду, что произносит их против воли и лишь по примеру дрyгих».
Koгдa Гогенгoльц, раздосадованный неблaгoприятным для Австрии исходом дела, с раздражением спросил на следующий день Бассевича: неужели не было ни одногo сторонника великогo князя, - последний откровенно отвечал, что «партия» Меньшикова принудила сторонников Петра подписать манифест о воцарении Екатерины, так как те боялись войска. В этом и состояла суть происшедшегo, ибо, как писал Кампредон, «решения гвардии здесь - закон».

А дальше все пошло своим чередом: депутация к ожидавшей исхода борьбы Екатерине, поспешное составление манифеста, который тотчас подписали присутствующие сановники. Манифест упоминает «Устав о наследии престола» и утверждённый им порядок, чтобы «...быть наследником тому, кто по воле императорской будет избран», а далее через оборот «а понеже», то есть «так как», упоминается факт коронации императрицы в1724 году и в конце: «...того ради...» (то есть «на том основании») «...согласно приказали во всенародное известие объявить печатными листами, дабы все... люди о том ведали» о восшествии на престол Екатерины...

Таким образом, ничего нового для обоснования прав Екатерины придумано не было, манифест полностью обходит проблему завещания Петра. Под ним подписались обе стороны - и победители, и побеждённые. К восьми утра всё было кончено.
Утро царствования оказалось на редкость спокойным, улицы зимнего города были пусты и тихи. На фоне потрясшего всех известия о смерти великого царя сам факт воцарения Екатерины и связанные с ним нервные обстоятельства не привлекли всеобщего внимания.
Все наблюдатели говорят об огромном горе, которое охватило жителей столицы, а потом и страны. В день смерти Петра А. В. Макаров писал в Москву графу А. А. Матвееву: «Ах, Боже мой! Как сие чувствительно нам, бедным, и о том уже не распространяю, ибо сами со временем ещё более рассудите, нежели я теперь в такой нечаянной горести пишу...». Берхгольц пишет, что в гвардии «...не было ни одного человека, который бы не плакал об этой неожиданной и горестной кончине, как ребёнок... Вообще все люди без исключения предавались неописанному плачу и рыданиям. В то утро не встречалось почти ни одного человека, который бы не плакал или не имел глаз, опухших от слез».

Думаю, что те, кто пережил день смерти Сталина, согласятся со мной. Когда умирает диктатор, люди, по-видимому, особенно остро чувствуют, что рушится порядок, гарантом которого этот диктатор был и в незыблемости которого никто не сомневался. В такие моменты современники осознают, что все они перешли какой-то рубеж, что кончилось не просто царствование, а целая эпоха, и грядут новые времена, туманные и тревожные...

Анисимов Евгений Валентинович, - доктор исторических наук, профессор.

Первая публикация: журнал «Родина», 1993, ?1, стр.136-144.

 

 Павел I. Русский Императорский Дом

« назад

Интернет сайт Русского Императорского Дома является суверенным информационным пространством Российской Империи